«Аккуратно положила его в мусорку». В Бресте за убийство новорожденного сына судят 37-летнюю женщину

11 июня в Брестском областном суде началось рассмотрение уголовного дела об убийстве новорожденного.

Обвиняемая — 37-летняя жительница Барановичей Елена. До заключения работала почтальоном в одном из городских отделений связи. Женщина в одиночку воспитывает двоих несовершеннолетних дочерей: 17 и 11 лет, есть у нее и 20-летний сын. Также с ними в квартире проживает ее мать. Ранее к уголовной ответственности женщина не привлекалась.

По версии следствия, утром 8 июня 2015 года она родила в квартире здорового и доношенного мальчика, а затем вынесла его на улицу и выбросила в мусорный контейнер. Ребенок умер от переохлаждения.

Тело мальчика обнаружила 10 июня 2015 года дворник. В тот же день следователи возбудили уголовное дело, а эксперты проверили генотип ребенка по базе. Однако совпадений обнаружено не было. Специалисты исследовали биологические образцы тысячи женщин из Барановичей и Барановичского района, но подозреваемую установить не удалось.

На след обвиняемой помог выйти случай. Оперативники уголовного розыска во время поиска лиц, причастных к грабежу, отобрали биологические образцы у 47-летнего мужчины. Его генотип совпал с образцом убитого ребенка. Следователям мужчина рассказал, что ранее он состоял в отношениях с жительницей Барановичей. Выяснилось, что женщина забеременела от него в 2014 году, но свое положение от всех скрывала, на учет не становилась. В феврале 2019 года ее задержали.

«Нагнулась и аккуратно его положила»

В самом начале заседания государственный обвинитель попросила признать потерпевшим отца убитого мальчика. Изначально в этом статусе выступала специалист органов опеки. Обвиняемая не согласилась.

— Он этого не достоин, — сообщила женщина.

— Почему? — уточнила судья.

— Потому, что он не занимался детьми.

Но суд удовлетворил ходатайство прокурора.

Свою вину Елена признала в полном объеме. Она рассказала, что с отцом ребенка Андреем познакомилась в 1997 году, когда получала средне-специальное образование. Некоторое время пара встречалась, а через год обвиняемая забеременела. Официально свои отношения они не оформляли. После рождения первенца в 1999 году молодые люди стали жить вместе.

— Вы ту беременность планировали? — уточнила гособвинитель.

— Нет, — отрицательно покачала головой женщина.

— А последующие?

— Нет.

В 2001 году у пары родился второй ребенок, а в 2007 — третий. По словам Елены, пока дети были маленькие, Андрей был с ними и помогал с воспитанием. Постепенно отношения в семье испортились. Андрей нигде не работал. Семья жила на «детские» деньги. Потом Андрей съехал от семьи и перестал участвовать в воспитании детей, Елена вышла на работу, детьми занималась ее мать. Андрей периодически приходил в гости обвиняемую. В 2014 году Елена снова от него забеременела.

— Если вы понимали, что так тяжело воспитывать детей, почему не предохранялись? — спросила прокурор.

Обвиняемая на этот вопрос не смогла ответить.

Свою четвертую беременность Елена скрывала.

— Неужели никто не видел, что вы беременны?

— Никто.

В день родов женщина была дома. В одной комнате с ней спали двое дочерей. В соседней — мать с сестрой Елены. Обвиняемая проснулась около 6.00, чтобы пойти на работу.

— Пошла мыться в душ, начались роды.

— Почему в скорую не обратились?

— Растерялась.

— Разбудили кого-нибудь, сказали, что у вас роды начинаются?

— Нет. Постеснялась.

Роды в ванной комнате продолжались около 10 минут и прошли без осложнений. По словам обвиняемой, малыш не плакал и не кричал. Как позже установили эксперты, мальчик родился здоровым.

— Какие ваши дальнейшие действия были? — спросила прокурор.

— Идти на работу.

— То есть работа была для вас важнее родов?

— Да.

— Это связано с тем, что нужно было троих детей содержать?

— Да, — расплакалась обвиняемая.

После родов мать с сыном вышла из ванной. Родственники еще спали. Женщина оделась, завернула малыша в свои зеленые спортивные штаны, засунула в пакет из магазина и вышла на улицу. По дороге она выкинула сверток в мусорный контейнер.

— Нагнулась и аккуратно его положила, — рассказала Елена.

— Рядом с мусорным контейнером — детская поликлиника, детский сад. Почему туда не отнесли?

— Не могу объяснить.

Оставив ребенка в мусорке, женщина пошла на работу и отработала полную смену — с 8.00 до 20.00. В то время она работала санитаркой в больнице.

Через несколько месяцев женщина узнала, что тело ребенка нашли. Когда в феврале 2019 года к ней пришли следователи, Елена свою вину не отрицала. Да и сейчас говорит, что раскаивается. По ее словам, на преступление ее толкнула «нехватка понимания в обществе».

— Почему чужое мнение для вас так важно? Важнее, чем собственные дети?

Елена молчит.

— Знаете, что с вашими детьми сейчас?

— В приюте…

За убийство заведомо малолетнего, находящегося в беспомощном состоянии, совершенное с особой жестокостью, Елене грозит от восьми до двадцати пяти лет лишения свободы.

Пожизненное заключение и смертная казнь женщинам в Беларуси не назначается.

Читайте нас:

Читайте также
Загрузка...